GDZ metr Без рубрики Образовыние за рубежом: А так ли это трудно — учить арабский / Система образования / Статьи — Обучение за рубежом — курсы языков — Foundation — каталог: университеты, колледжи, школы в Новая Зеландия, Англия, США, Канада, Швейцария, Мальта, Китай …

Образовыние за рубежом: А так ли это трудно — учить арабский / Система образования / Статьи — Обучение за рубежом — курсы языков — Foundation — каталог: университеты, колледжи, школы в Новая Зеландия, Англия, США, Канада, Швейцария, Мальта, Китай …

И это при том, что по распространённости он стоит на шестом месте, на нём говорит около 190 млн. человек, и далеко не все они занимаются бомбометательством. После событий 11 сентября 2001 года, как отмечают средства массовой информации, в США начался настоящий бум изучения арабского: не слишком склонные к овладению иноземными языками американцы толпами повалили на курсы и факультеты арабистики в надежде разбить противника его же оружием, проникнув во все тайны врагов прогресса. И никто не вспоминает даже, что по-арабски написаны любимые всеми сказки
Все ароматы Аравии

Отношения между арабами и европейцами были немирными на протяжении всей истории; несколько столетий войны бушевали, почти не прекращаясь, причём агрессором выступала то одна, то другая сторона. Но конфликты несли не только смерть и разрушение. Если бы не завоевание арабами Испании, не было бы неповторимых андалусских городов с их архитектурой; если бы не крестовые походы, до европейцев не скоро дошли бы открытия арабских учёных в области математики, химии, астрономии.

Всерьёз занялись изучением арабского в 17 веке, когда в Европе стали выходить книги по грамматике этого языка. А первый перевод на французский, сделанный в начале 18 века Антуаном Галланом, обратил взгляды европейцев к арабскому Востоку, в литературную моду вошёл ориентализм, всяческие . Но язык от этого не стал популярнее. Занятия арабистикой всегда оставались уделом единиц: монахов, кабинетных учёных, университетских чудаков-профессоров, а то и авантюристов вроде знаменитого Лоуренса Аравийского или сэра Ричарда Бартона, чей перевод тех же сказок Шахерезады на английский (1850) до сих пор считается лучшим. Арабский и сейчас достаточно редкий. Точнее, редки европейцы, знающие его. Это магометанам всех национальностей его знание меняется в обязанность, так как на нём написаны Коран и другие священные книги ислама. Поэтому в тех регионах России, где распространена эта религия, интерес к арабскому непрерывно растёт.

Наши друзья арабы

У представителей прочих вероисповеданий как бы и нет стимула заниматься этим сложным языком. Во-первых, образованная часть арабского мира, как и всюду, владеет европейскими языками — английским, французским, а то и русским. Во-вторых, никаких особых экономических связей со странами арабского Востока у нас нет — времена нерушимой дружбы с Египтом, Ираком и компанией остались в невозвратном прошлом. Вот когда вождь прогрессивного государства Объединённая Арабская Республика (которого уже давно нет на карте) Гамаль Абдель Насер ходил в героях Советского Союза, среди тех, кто поступал в невероятно престижные по тем временам институты военных переводчиков, восточных языков и международных отношений, арабский котировался высоко: такой диплом сулил минимум три года работы в одной из ближневосточных стран. Тем не менее, наверное, нет такого языка на свете, до которого не нашлось бы охотников. Поэтому ни отделения арабистики в тех же вузах, ни языковые курсы, где преподают арабский не знают недостатка в студентах. Его учат для работы — в туристическом бизнесе, в информатике, программировании и пр., — для того, чтобы путешествовать (представьте себя в стране, где каждая вывеска или дорожный указатель похожи на процессия танцующих червячков!), для общения, как делового, так и неформального, и просто в качестве оригинального хобби. Трудности отважных личностей не пугают.

Корень из трёх букв

А так ли это трудно — учить арабский?

И да, и нет. Собственно тому, кто продерётся сквозь алфавит, уже ничего страшного. Мало того, что пишут и читают арабы справа налево, каждая из восемнадцати букв имеет разное написание в зависимости от того, где она стоит: в начале, середине, конце слова или отдельно. С помощью надстрочных и подстрочных знаков количество букв можно до двадцати восьми. Долгим гласным позволяется присутствовать в письменном тексте, а вот краткие обычно опускаются. Специалисты советуют учить по три буквы в день, упражняясь в их начертании в разной последовательности и произнося на все лады: и так деле. Произношение тоже не подарок: в арабском есть звуки, ну совершенно не приспособленные к речевому аппарату европейца, например, эмфатические, гортанные и зевные согласные. Придётся основательно поломать язык, чтобы добиться хотя бы первого приближения к правильному звучанию. Ещё один — «прикол» — это порядок слов в предложении. Он в арабском фиксированный, как в английском или французском, но на первом месте стоит сказуемое, а на втором подлежащее, что для европейца несколько дико. Большинство слов образуется от корней, состоящих из трёх согласных и передающих некое общее понятие. А дальше начинается просто-таки игра в «балду»: прибавляя к корню новые буквы — в начале, в конце или середине — получаешь новые слова.

К примеру, сочетание «к-т-б» обозначает идею письма. Из него получаются «катб» — «писание», «катиб» — «писатель», «китаб» — «книга», «кутуб» — «книга», «кутиба» — «написание», «катаба» — и даже «мактаб» — «школа». Так что первым делом нужно запомнить побольше корней из трёх букв. Потом пойдёт всё как по маслу. Грамматика не очень сложная — говорят, что латинская или немецкая гораздо труднее. Никаких тебе вспомогательных и неправильных глаголов, почти нет исключений из правил. Большинство грамматических форм образуется с помощью чередования гласных внутри слова. Правда, чередовать их следует с осторожностью: произнесёшь, допустим слово «`атала» с долгим первым «а» — получится «он дрался», с кратким — «он убил». А это уже другая статья.

Что учить?

Где бы вы ни занимались арабским — на курсах, в вузе или самостоятельно, с помощью учебников или онлайновых пособий — учить вас будут литературному арабскому. Это тот вариант языка, который используется в книгах, газетах, теле-и радио-передачах, мечетях и в общении между арабами разных стран (например, на международных конференциях). Но в повседневной жизни его практически не употребляют. В каждой арабской стране — Египте, Марокко, Сирии, Иордании, Ливане, Тунисе, Алжире, Кувейте, Саудовской Аравии, Сомали, Ираке и др. — в ходу свой диалект, настолько отличающийся от прочих, что, например, марокканец и алжирец попросту не поймут друг друга, если не прибегнут к помощи литературного арабского. Так что работать шпионом со знанием этого варианта языка вам не удастся — сразу поймут, что иностранец. А вот для мирного общения он подойдёт в любой стране, особенно если ваш собеседник мало-мальски образован. Арабский понимают даже мальтийцы, государственный язык которых, по сути, является диалектом арабского. Другой вопрос, поймёте ли вы сами, о чём толкует собеседник.

А, начав заниматься языком, вы сами удивитесь, как много арабских слов вы уже знаете. «Алгебра», «алфавит», «гарем», «магазин», «алкоголь»: На первое время хватит, чтобы объясниться.

Related Post

Уроки творчества и искусства — Sidcot School — север графства Сомерсет — ВеликобританияУроки творчества и искусства — Sidcot School — север графства Сомерсет — Великобритания

На 150 акрах территории школы расположены: пять хорошо оборудованных пансионов, учебные корпуса, игровые поля, теннисные корты, закрытый бассейн, спортивный центр. К услугам учащихся библиотеки, научная лаборатория, современный компьютерный центр, а

Немецкий язык в Германии — Inlingua, Berlin — Языковая школа — Берлин — ГерманияНемецкий язык в Германии — Inlingua, Berlin — Языковая школа — Берлин — Германия

Речь — это не просто последовательное произношение слов. Прежде всего, это сочетание множества лингвистических составляющих с целью выражения определенной мысли. Для того чтобы максимально рационально и грамотно применять эти лингвистические